Ах, Питер, ты слишком красив, чтобы быть просто другом!

Не успела я разобрать старые фотографии, как у меня уже накопилось сто миллионов новых. Вернулась из Петербурга. Пять незабываемых дней, которые пролетели, как одно мгновенье. Я обожаю этот город. В нем я расцветаю. В нем я летаю. Меня устраивает в нем все, даже погода. Меня удивляет в нем все и всегда. А ведь сколько пишут про него, что и на болотах построен, и на костях, и климат комариный, и планировка примитивная, потому что видите ли не Яков Брюс ее чертил, то ли дело Москва! И название у города не древнее, да и сам Петр личность не совсем понятная. Но скажите мне, а чтобы мы делали без этого сказочного города на Неве? Какой другой русский город может так щедро подарить столько красоты сразу? И где еще можно так блаженствовать, смакуя глазами почти каждое здание, каждый мост, каждый памятник? Ведь без него пустота…

Москва будоражит, она срывает крышу и подбивает на подвиги весьма сомнительные. Петербург успокаивает, приводит мои мысли и чувства в порядок, наполняет мою душу гармонией, облагораживает, в конце концов. Если меня не остановить, я могу говорить об этом городе бесконечно. Мне действительно настолько нравится Петербург, что я готова описывать даже лужи возле Летнего сада, в которых отражаются небо и ноги туристов.

Вот как описать этот город? С одной стороны, хочется избежать банальных охов и ахов, с другой – скучной математики: высота колонны, расстояние по периметру, в таком году родился, женился, развелся, убился. Но, тем не менее, пару слов о самом городе, его истории, нравах и быте я все-таки скажу.

Итак, Санкт-Петербург – малоизученное островное государство, расположенное в дельте Невы. Долгое время носил лестный титул «окна в Европу» и «культурной столицы», кагбэ намекая, что Москва – это калитка в Азию и «столица некультурная». Хотя Александр Сергеевич в одной из своих поэм утверждает, что до Петра Великого на берегах Невы проживали сплошь убогие чухонцы.


Город чрезмерно идеализируется как коренными жителями, так и интеллигенцией (например, мной). По поверьям, в городе не существует гопоты и быдла, исключительно все жители читают Кафку и Вольтера, или на худой конец Достоевского, кондукторы в автобусах здороваются с пассажирами по имени-отчеству, а о том, что такое секс, наркотики и рок-н-ролл, никто не знает. Москва смотрит на высокомерный Питер с завистью, а Питер на Москву – с легким презрением.







На самом деле все это, конечно, далеко не так. Москва роскошна, стервозна и сентиментальна, а чопорный Петербург тяжело переживает вторые роли. Самые известные петербуржцы давно осели в Москве, но по-прежнему сытую холеную и космополитичную столицу противопоставляют менее лощеному, но высокодуховному и консервативному Петербургу. Есть тут и гопота на пару со школотой распивающие бухло на скамеечках перед парадными, закусывая шавермой. А некоторые имеют настолько смутное представление о Раскольникове, что в принципе не понимают, почему он вдруг ассоциируется с топором.







Также считается, что из-за расовой петербургской сонливости, ленивости и индифферентности темп жизни тут более размеренный и спокойный, из-за чего хамла поменьше, а задевание кого-либо плечом в метро не выливается в эпическую драму с мордобоем и исками в суд. Все это не так. В Петербурге, как и в любом другом городе, народ разный. Хотя, конечно, Питер менее выгоден экономически, поэтому и понаехавших здесь в разы меньше.









Доподлинно известно, что в Питере существует два вида хорошей погоды – «грязь подмерзла» и «грязь подсохла», об остальном времени лучше даже и не вспоминать. А коренные жители различают до десяти тысяч оттенков серого. Говорят, что по статистике, в этом городе всего шестьдесят солнечных дней в году. В эти дни имеется шанс понаблюдать такие природные аномалии, как Гелиос и небо «не цвета портянки». Не знаю, повезло мне или нет, но в дни моего пребывания в Питере, температура воздуха не опускалась ниже отметки +30.

Питер в мае встретил меня палящим солнцем и ацкой жарой. А еще цветущими каштанами, тюльпанами и буйным сиреневым цветом.









Питер июльский благоухал розами.











Признаться, я мечтала о другом Питере. О том самом сером, что называется, без погоды и без неба, городе меланхоличных поэтов-одиночек. Каменные сфинксы, высоченные башни и сверкающие колокольни, все это – на фоне ничего – то есть в полной безжизненной вакуумной упаковке, повисшее среди серого сумрака, так что не отличить дня от ночи. Монолитно-бетонная серость, бесчувственная ко всему и реагирующая лишь на искусственные чувства навзрыд, ну или навзничь. Правда, такая атмосфера скорее бы вдохновила на убийства всех старушек-процентщиц этого мира, нежели на восхищенное созерцание красот культурной столицы, поэтому я не жалуюсь :)









Петербург пользуется особой популярностью среди духовно богатых дев и одиноких интеллектуалов, которые регулярно ездят туда для получения удовольствия.





А если после всего прочитанного здесь, у вас еще остались сомнения в целесообразности посещения города на Неве, или же вы, один раз посетив его, покатавшись на лодочках по каналам, посидев в уютном кафе и сходив в музей, теперь считаете, что уже все видели и делать вам там больше нечего, прислушайтесь к мнению британских ученых, согласно исследованиям которых считается, что Петербург – это большое и красивое место силы, генерирующий мощный сигнал на частоте анахата-чакры и восполняющий дефицит энергии на этом уровне. На практике это проявляется как резкое снижение чувства одиночества и ощущения определенной самодостаточности.





У меня на сегодня все, но продолжение обязательно последует.