«В случае убийства набирайте “М”» - Театр имени Моссовета

В афише театра имени Моссовета – новое название - «В случае убийства набирайте “М”» («Dial M for Murder»). Знаменитая детективная пьеса «Телефонный звонок» англичанина Фредерика Нотта (Frederick Knott), послужившая материалом для кино не раз и не два (ставшая культовой благодаря экранизации Хичкока и отечественному фильму с Игорем Костолевским в главной роли), театрами в наши дни не ставится. По крайней мере, я не помню ни одного случая обращения к ней. И выбор режиссера Юрия Еремина, таким образом, получается беспроигрышным – эксклюзивным и брендовым сразу.

Юрий Еремин – мастер оригинально интерпретировать классические сюжеты, предлагает свою версию этой драмы. Здесь есть все – и преступный замысел, и любовная интрига, и холодный расчет, в том числе и материальный, и коварная ревность. Тони Уэндис, бывший плейбой и звезда большого тенниса, прожигающий деньги своей красавицы-жены Марго, узнает об измене супруги с американским писателем детективных романов и решается на преступление, опасаясь развода и не желая провести остаток своих дней в нищете. Тони придумывает план идеального убийства, находит надежного исполнителя и организует себе безупречное алиби. Казалось бы все предусмотрено, но… Действие разворачивается не по законам классики жанра. Зрителю сразу дают понять, кто главный злодей. Дальше оставляют в неведении – останется ли его идеальное убийство идеальным или будет раскрыто.

Художником спектакля выступает сам Юрий Еремин. Действие заключено в стенах одной комнаты, что создает ощущение замкнутости, близкое к клаустрофобии, с одной стороны, и подчеркнутую пародийность происходящего с другой. Здесь все немного странно, но роскошно. Никаких вольностей, все в духе времени. Подробно воспроизведенная на сцене гостиная богатого дома с обилием мебели, с бумажными цветами в вазоне, с картиной, на которой изображены влюбленные с замотанными тканью головами (намек на то, что любовь слепа), с портретом хозяина под потолком и полками с завоеванными им когда-то кубками, с голландской печью, которая топится, даже если никого нет. А в правом углу застекленная садовая веранда. И даже деревья колышутся и газеты шелестят на ветру. Это живописное оформление и стильные костюмы, с помощью которых на сцене создается особая атмосфера Лондона сороковых годов прошлого века, придают зрелищу поистине изысканный характер. Изысканный детектив в изысканных декорациях. Редкость. Сегодня вряд ли в каком-то другом театре увидишь такое.

Актеры играют. Впрочем, наверное, достаточно сказать, что они «играют». Ведь персонажи пьесы постоянно кем-то прикидываются, либо что-то инсценируют. Я смотрела спектакль с участием Евгении Крюковой и Дмитрия Щербины. В противном случае, я бы просто не пошла. Они очень красивые и отлично смотрятся вместе. Ну а их актерских данных вполне хватает, чтобы воплотить этот детектив с психологической точностью и театральным блеском.

Щербина играет практически без эмоций. Он хладнокровен, собран, не суетлив, изворотлив, не впадает в эмоциональные срывы даже когда оказывается в шаге от разоблачения, а в финале улыбается так, словно речь идет лишь о проигранном турнире.

Героиня Евгении Крюковой – манерная особа в эффектных нарядах, не страдающая легкомыслием. Ей приятно, что рядом с ней находятся двое мужчин. Ей проще разрываться между двух огней, чем принять решение и прекратить одну из связей.

Образ следователя, выстроенный прекрасным актером Романом Кирилловым, сочетает в себе черты Холмса Конан Дойля и Порфирия Петровича Достоевского. Этот якобы не представляющий угрозы опустившийся простак с трехдневной щетиной и в старом плаще, на самом деле, обладающий острым умом и нечеловеческим чутьем детектив-гений.

И Крюкова, и Щербина, и Кириллов играют в эту историю всерьез. Никаких пародий и мелодрам. Результат, может быть, и предсказуемый, зато на сто процентов соответствует ожиданиям и ни у кого не вызывающий неприятия – ни у тех, кто любит зрелища, ни у тех, кто приходит в театр думать.

Метки: ,