МХТ имени Чехова - «Событие» (режиссер - Константин Богомолов)

Безимени-1 (427x284, 300Kb)

Пьесу «Событие» Набоков написал в 1938 году для парижского эмигрантского театра. Этот изысканный литературный гротеск фонтанирует интеллектуальными пародиями и вызывающим драматургическим совершенством, чуть ли не в каждой строчке зашифрованы саркастические послания.

Казалось бы причем тут Москва 21 века? А все дело в том, что вчера я ходила в МХТ на спектакль «Событие», поставленный режиссером Константином Богомоловым. Эта пьеса широко известна в театральных и литературных кругах, но сценической судьбы почти не имеющая.

В принципе, все, что можно было сказать о спектакле «Событие», сказал в своем интервью Сергей Чонишвили, процитировав Марселя Марешаля: «Зритель в театре должен думать и получать удовольствие одновременно». Но, тем не менее, добавлю несколько слов от себя.

Итак, зрителей встречает закрытый занавес с проецирующимся на него лицом младенца. Читавшие пьесу, знают, что главная героиня оплакивает умершего сына. Нечитавшие видят в этом завязку истории. Сцена будто препарирована. Внизу – воспроизведенный до мелочей интерьер меблированных комнат, где страница за страницей разворачивается история. В подробно воссозданном художником Ларисой Ломакиной интерьере дома – можно долго рассматривать предметы быта и вглядываться в перспективу комнат квартиры. Вверху – стена дома, окна, витрина лавки, улица. На ней – тоже История. О ней напоминает красочный видеоряд хроники с весело марширующими отрядами гитлерюгенда, колоннами солдат, беспечно танцующими горожанами. Пока герои Набокова выясняют отношения в аристократической гостиной, над их головами течет повседневная жизнь уездного городка. Мимо снуют прохожие, старик в котелке возится с ключами от дверей ломбарда, рядом поет девушка на костылях, прогуливаются настоящие голуби – все без единого слова.

Тем временем внизу разыгрываются нешуточные страсти. Сюжетно здесь – несмешной семейный анекдотец. Художник-эмигрант Алексей Трощейкин (Сергей Чонишвили) вдруг узнает, что на свободу вышел бывший любовник его жены Леонид Барбашин, несколько лет назад уже стрелявший в супругов и обещавший довести дело до кровавой развязки. Вся семья пребывает в панике, что злодей вот-вот придет мстить. Сочувствия ни он, ни его жена (Марина Зудина) не вызывают. Любовь здесь давно уже осталась лишь только в имени жены, ребенок умер, вся жизнь – вялые измены, чеховские диалоги, скука, переходящая во враждебность. Между супругами нет ничего, кроме взаимного раздражения, еще не проговоренного, но которое зародилось явно не вчера, но уже подступившего к самому горлу и вот-вот готовому прорваться. Это болото вздрагивает только перед тем, как должно произойти – «событие»!

Как стремительно меняется и без того напряженная атмосфера в доме. Здесь поселяется страх, а перед ним, как водится, меркнут любые маски – в каждом проявляется его истинный характер. Муж оказывается редким трусом и паникером. Все другие, однако, держатся более достойно – и прислуга (почти бессловесная роль Розы Хайруллиной), и сестра жены Вера (Наташа Швец), и гости, пришедшие на именины матери Любы – Антонины Павловны (потрясающая игра Александра Семчева), и принесший злую весть любовник жены Ревшин (Игорь Верник). Будь Трощейкин немного внимательней, он давно бы догадался, что умерший сын был не от него, а от преступника Барбашина, и о теперешних изменах жены. Но все эти годы он живет, что называется, на своей волне, и даже мысли не допускает, что Барбашин всего-навсего отчаявшийся возлюбленный, а не уголовник-убийца.

Беспрерывный громкий стук часов в гостиной и ноющие звуки скрипки за сценой отмеряют оставшуюся жизнь в этом доме. На протяжении всего спектакля, вплоть до финальной сцены, герои ждут, что раздастся звонок в дверь, и… произойдет «событие». Атмосфера нагнетается за счет того, что в дверь звонят часто, ведь в дом все время приходят гости на день рождения Антонины Павловны. Вот-вот выстрелит чеховское ружье. Однако Набоков делает ход конем и словами одного из персонажей сообщает, мол, только что видел на вокзале Барбашина – садился в поезд, уезжал в другую страну, просил кланяться общим знакомым.

Занавес закрывается, но «событие» все же произошло. Ведь Алексей Максимович Трощейкин только сейчас понял, почему Барбашин несколько лет назад ворвался в их дом.

«Событие» - это тот редкий случай, когда удались все роли. Константин Богомолов отнесся к тексту подчеркнуто бережно, ни слова не сократив. Жесты и интонации актеров отточены до мельчайших деталей. Внимание концентрируется в первую очередь на репликах героев. Порой кажется, что режиссер пытается свести интерпретацию к минимуму, его главная задача – не лишив текста Набокова глубины, придать ему прозрачности.

Сергей Чонишвили (собственно ради которого я и шла на этот спектакль) – играет ожесточенную пародию на русского интеллигента, говорит резко и отрывисто, всех обливая презрением. Мне кажется, что Чонишвили показал тот класс игры, который был всегда присущ только первым звездам «Ленкома» - умением в минуты выплеска дать почти шоковый эмоциональный удар, не теряя общую линию своего героя. Как мастерски он владеет голосом, интонацией, как умеет перехватить инициативу, как мгновенно меняет тактику поведения – от провоцирующего грубого натиска до крокодиловых слез. Сколько же таланта, яркости, мастерства, иронии сосредоточено в одном человеке!

Марина Зудина, по-моему, совсем не изменилась со времен «содержанки». Она красива и деликатна. Скорей всего, роль пустоты и была гениальной задумкой режиссера.

Игорь Верник с несвойственной ему безжалостностью по отношению к собственному обаянию и с трудом сдерживающий свою блистательную улыбку, весьма убедителен в роли Ревшина и чертовски хорош! Именно ему достался огромнейший букет алых роз от одной из зрительниц.

Наташа Швец (Вера, сестра Любы) шикарна, элегантна, по-прежнему неважно артикулирует, но именно такой и уместна в спектакле – холодная, бездушная красавица является как бы противовесом всему нагнетаемому ужасу.

Александр Семчев удивительно смешно и точно играет «литературную даму», пишущую сказки о воскресших лебедях. Мужчина в женской роли – прямое свидетельство того, что весь спектакль балансирует на грани фарса, прямой издевки.

Набоков вообще не прощает, как мне кажется, дурного вкуса и отсутствие ума, поэтому в этой пьесе очень опасно считывать поверхностные смыслы. А я и не считывала, я наслаждалась игрой актеров.

«Нельзя жить в сослагательном наклонении», - говорят в спектакле. «У страха глаза велики», - учит народная мудрость. «Не того боимся, потому близоруки», - заверяет режиссер. «Событие – явление, от воли человека не зависящее», - учит юриспруденция. «Многое зависит от нас», - учит история. Спектакль Константина Богомолова – это бомба замедленного действия. Гробовая тишина и растерянные аплодисменты – не конец. Трехчасовое действо отзовется в памяти не раз. Назвать «Событие» спектаклем – сложно, в нем мало театрального. Убрать кавычки из названия – верней всего.

Метки: ,
вот даже и не знаю, что сказать)
с моей точки зрения - грустно дела обстоят, и захочешь в театр сходить (мне все еще иногда хочется) - а не на что(((
нет пьес интересных, даже в "продвинутых" (когда-то авангардистских и со свежим взглядом) театрах...
про классику вообще молчу - все только издеваются над ней(((
а театр Коляды я не люблю!

вот и остается (у меня) одна надежда на гастроли)
блин, и ты про авангардизм! только сегодня на лире говорили на тему того, что ни фига я не понимаю, что это значит. После того как я здорово подсела на все интервью и книги Чонишвили, я сама того не ожидая, одновременно и крепко подсела на нашу классику. "Я заражен нормальным классицизмом". А вот все это модерново-авангардное я боюсь :) Но смотреть, мне кажется у нас тоже особо нечего. Есть отсилы десяток (если наберется) спектаклей, которых я бы посмотрела и все. Дальше глухо.
вот и я его боюсь, авангардизм этот! я тоже любитель классики - правда, больше зарубежной)
вот как хорошо раньше было - пьесы Нила Саймона ставили, Бернарда Шоу...
а тут появились у нас афиши "Трехгрошовой оперы" с Хабенским - и что-то я вся в раздумьях... после Райкина-то стОит посмотреть, как думаешь?
Я, когда ходила на "Событие", рядом со мной сидели тетки, говорящие о том, что у нас невозможно купить билеты на "Трехгрошовую оперу". Она идет раз в месяц и то не каждый. Там же вроде Голуб играла, щас не знаю кто. Но я смотрела на 17 декабря билетов уже нет. А если есть, то по немыслимым ценам (свыше 10 тысяч). О чем речь, я понятия не имею, так как Брехт у меня в списке чтения после Островского :) Хабенского я на дух в общем-то не переношу, но чисто из любопытства, наверно сходила бы :) Сходи расскажешь.
та как раз про это)
именно что не настолько у нас люди стремятся к прекрасному (к театру), чтобы по 10 тыс. за билеты отдавать)
хотя... вот Пугачева была с "прощальными гастролями", так зал полный был, с литеми по 7-8 тысяч-то ;-)
не хотелось бы тебя разочаровывать :) я не знаю, как дела обстоят у вас, у нас давно уже ходят в театр в лучшем случае на любимого актера. Но большинство чета сдается мне, либо гости столицы, что очень заметно по поведению, либо просто потому что круто. Все-таки театры у нас есть "крутые", че говорить :)
ну, вот на гастрольные спектакли у нас тоже ходят (как в зоопарк на белого медведя посмотреть ;-)) "на известного актера" и "на знаменитый театр")
а на местных - из любви к искусству, значит)))